КОМУФЛЯЖ. Русской армии, военным и солдатам посвящается…



КАРТА САЙТА:

0. МОЯ ВОЙНА
1.
НОВОСТИ
2.
АВТОР
3.
ИСТОРИИ
4.
ГАЛЕРЕЯ
5.
ССЫЛКИ
6.
БАННЕРЫ
7.
JAVA-ЧАТ


экскурсии автобусные на 1 день
comuflage@webservis.ru

< ВЕРНУТЬСЯ

 

АНДРЕЙ ОРЛОВ

" Н Е Л Ю Б О В Ь "

…Но всегда я на свободе
Со своею нелюбовью…

Песенка.

Мы встретились на улице, в центре Москвы. Просто шли навстречу друг другу и всё, и вдруг наши взгляды пересеклись… Всего на несколько мгновений… Этого было достаточно…

Когда Сашка прошел мимо меня, я остановился. Прямо посреди улицы. Как столб. Почему? Из-за него…

Я обернулся и посмотрел туда, куда он ушёл. Только он – никуда не ушёл. Он тоже стоял посреди улицы и глядел в мою сторону, улыбаясь… Так мы познакомились…

Весна в Москве, волшебное время!

Булгаковская Маргарита Николаевна уже вышла из своего готического особняка, затерявшегося в арбатских переулках, на поиски Мастера. Она несет в руках яркие, желтые цветы, которые, почему-то, первыми появляются в Москве – мимозы. Желтые цветы… Нехороший цвет!..

Серые, казарменные здания города на фоне бездонного, синего и необъятного неба…

Рубиновые звезды и булыжная мостовая Красной Площади…

Тишина и торжественность Александровского сада…

Золотые купола церквей, перезвон колоколов…

Воздух, в котором бесконечные потоки машин так и не смогли убить до конца необъяснимо-волнующий весенний аромат, запах пробуждающейся жизни, пронизанный светом, теплом и радостью…

Мы долго гуляли по Москве, в центре. Мы исходили многие километры улиц. Мы пили пиво и джин-тоник прямо на ходу. Мы смеялись и взахлеб рассказывали друг другу о своих жизнях…

Нам не мешала разница в возрасте, мы её не замечали. Сашке было 24, мне – 30. Мы резвились и смеялись как дети, никого не видя вокруг. Весь окружающий мир перестал для нас существовать. ТЫ и Я – вот был наш мир и нам в нем не было тесно…

 

Когда на город опустился прохладный вечер – мы решили поехать на Курский вокзал и снять себе квартиру на ночь. Решили сразу, почти не раздумывая. Расстаться для нас было так же немыслимо, как перестать дышать. Мы должны были быть вместе!..

Молодая семья, он и она, приютили нас у себя в Кожухово до утра всего за триста рублей. Они с таким пониманием поглядывали на нас, пока мы ехали в метро! И улыбались… Но нас это ни капли не смущало - пусть знают, пусть знают все…

Когда мы с Сашкой остались одни в комнате – началось настоящее безумие! Одежда разлеталась вокруг, словно брызги… Воздух наполнился терпким ароматом нашей безудержной страсти и нетерпения… А предательница-кровать скрипела и стонала так, будто ревновала нас обоих друг к другу…

Мы были абсолютно на равных, когда занимались любовью. Мы позволяли себе всё, что только хотели и никак не могли насытиться. Нам было так хорошо, что на глазах у обоих наворачивались непрошеные слезы восторга…

Сашка признался мне, что он никого и никогда раньше не любил, что не знал этого чувства вообще и не понимал, каким оно может быть. И вот тогда, в темноте, он лежал со мной рядом и плакал от счастья, а я, как мог, утешал его своими губами…

Далеко заполночь мы не то чтобы заснули – просто выключились, окончательно обалдевшие и ошалевшие… Так много было отдано, пережито, испытано, что на себя самих ни у него, ни у меня сил совершенно не осталось…

Утром мы встали всколоченные, смешные и довольные. А на губах у обоих крупными белыми хлопьями засохла наша перемешавшаяся ночью страсть. Мы посмеялись над этим, тыча друг в друга пальцами, как дети. Пришлось идти умываться, чтобы уничтожить последние следы ночного преступления против нравственности.

Потом мы целовались, стоя у окна… Долго и нежно… И опять, не в силах удержаться, повалились на постель, купаясь и растворяясь в нежности, захлестнувшей нас с новой силой …

Как не старались мы не замечать хода времени – но настал момент, когда нужно было уходить восвояси. Всякому гостеприимству положен предел…

Мы тепло попрощались с семейной парой, давшей нам ночлег, расплатились и вышли на улицу. Ночью были заморозки и наши ноги разъезжались, когда мы шли по обледенелому тротуару. Несколько раз я поймал Сашку за шиворот – он чуть не упал. Он улыбался и с благодарностью, так чтобы никто не видел, крепко сжимал мою ладонь в своей…

У метро мы допивали вчерашнюю бутылку джин-тоника, продуваемые всеми ветрами мира… Когда мы окончательно замерзли, а бутылка опустела, мы спустились под землю и вновь направились в центр Москвы, гулять и «фотографироваться на память». И опять было пиво, и опять был джин-тоник, и опять была нежность чувств и неожиданные признания…

 

…Вечером я провожал Сашку на Казанском вокзале – ему нужно было уезжать домой. Так уж вышло, что повстречались мы с ним в самый последний день его короткого отпуска.

Я мог бы не отпустить его. Просто сграбастать своими огромными лапами и увезти к себе. Но я не хотел никакого насилия! Если это серьезно, сказал я себе, то насилие всё погубит. Пусть будет так, как будет… Жизнь сама расставит всё по своим местам. Ведь, раз мы встретились в огромном городе, раз не прошли мимо друг друга - значит зачем-то это нужно, значит есть в этом какой-то высший, неведомый нам смысл?

Сказать, что мне было плохо – это значит ничего не сказать. Я слышал, как голос диктора объявлял отправление Сашкиного поезда через пять минут и внутри у меня все сжималось. Мне хотелось кричать, крушить всё вокруг, орать как безумному…

Когда мы стояли у вагона номер 15 поезда Москва-Саранск, Сашка вдруг сказал: «Вот бы остановить время!..» И беззвучно заплакал… Просто, как плачут дети… Я за ним…

Это было ужасно! Судьба, подарившая нам встречу, сейчас перекручивала наши души и разрывала их на тысячу уродливых, кровавых кусков…

«Я вернусь через месяц, - обещал мне Сашка, пытаясь успокоить и себя, и меня, - Вернусь к тебе… У меня будет настоящий отпуск, не то, что этот… И тогда мы ни на минуту не расстанемся… Ни за что, слышишь? Я обещаю…»

«Да… Да… Конечно…»

Я молча глотал соленые слезы.

Поезд тронулся, мы крепко, по-мужски, обнялись…

Вот и всё… Пишите письма…

Он запрыгнул на подножку, еле успел.

На прощание я жестом показал ему: «Я тебя люблю!»… Он же прильнул лбом к окну вагона и смотрел на меня заплаканными, печальными глазами, пытаясь улыбаться…

 

Домой я вернулся ни жив, ни мертв, словно меня подменили. Ночью мне снились какие-то кошмары, наполненные чернотой и одиночеством. Безликие тени тащили меня к себе и у меня было такое чувство, что душа внутри меня умирает. Я всё звал Сашку, пытался отыскать его во тьме, хотел попросить у него помощи, защиты и не находил его. Я был совсем один…

Первое время я звонил ему на работу почти каждый день. Мне хотелось хотя бы просто слышать его голос, больше ничего…

Это было очень мучительно. Нас разделяла тысяча километров, а по телефону ведь ничего не скажешь… Он нужен был мне здесь, рядом!.. Для меня было дикостью, что совсем недавно я держал свое счастье в этих вот руках, а теперь эти руки были пусты и холодны…

Сашка сам не позвонил мне ни разу. Ждал ли я этого от него? Нет, наверное… Как бы там ни было, что я мог требовать от двадцатичетырехлетнего, разухабистого пацана? Откуда ему было знать, каково это - мучаться в тоске и одиночестве, преодолевать разлуку с любимым человеком? Ему еще предстояло научиться всему этому. Потом… Позже… А пока – он был так молод!

Друзья говорили мне, что я с ума сошел! Влюбиться? Ну, ради Бога… Но в кого? В молодого официанта из другого города? Это же смешно, дико, странно! Вынашивать планы остаться с ним, жить вместе, привезти его сюда, в Москву… Романтические бредни!.. Безумие!.. Наваждение!.. Ерунда!.. Позор!..

Я сопротивлялся им первое время. Пока были силы… Но потом силы почему-то кончились и я сопротивляться перестал…

Я уже не звонил Сашке, я старался привыкнуть к мысли, что буду жить дальше без него, что мы никогда больше не встретимся. Я старался заставить себя поверить, что всё происшедшее между нами – не более, чем красивая сказка, мимолетное увлечение, игра обстоятельств. Что на самом деле, не было никакой любви, по крайней мере – у него ко мне. Я старался научиться жить заново. Опять… В одиночестве… Без него…

«Он красив, молод, силен, - думал я, - Разве трудно такому как он найти себе достойного парня или девушку? И потом… Неужели я и в самом деле тот самый, кто ему нужен? Откуда я это взял? Ну что я могу дать ему, кроме себя самого и своих чувств? Я ведь и сам устроен кое-как в этой жизни, к тридцати годам так ничего и не добился…»

Мне стало чуть спокойнее, но душа моя наполнилась тьмой. Не было в ней больше того света и тепла, которые я ощущал каждой клеточкой своего тела в тот солнечный весенний день нашей первой, нечаянной встречи…

Несколько недель канули в небытие…

Это было время безвременья

 

Однажды вечером мой телефон зазвонил. Я не узнал Сашку по голосу, но это был ОН!

Сашка радостно сообщил мне, что ему удалось-таки взять отпуск пораньше и что вскоре, уже через два дня, он будет у меня.

«Ты уверен? Ты правда хочешь приехать?» - осторожно спросил я его, хотя всё внутри меня вновь начало оживать и просыпаться.

«Да, Серёж… Я ведь к ТЕБЕ приеду! Только к тебе… Поезд придет в семь тридцать утра, туда же, на Казанский. Приезжай меня встречать. Ты сможешь?»

«Конечно!.. Конечно я буду! Обязательно! Во что бы то ни стало буду!..»

«Я привезу наши фотографии! Те, что мы снимали в прошлый раз… Ты там такой красивый!..»

«Ты себя-то привези, глупенький! ТЫ мне нужен!..»

«Куда же я от тебя теперь денусь? Я – твой…»

 

Как я прожил эти два дня бесконечного ожидания – я не знаю, не помню… Я считал часы, я думал, я вспоминал… Я корил себя за неверие и готов был обидеться на своих друзей за их скептицизм и насмешки.

В последнюю ночь я так и не смог заснуть. Пролежал до утра в постели с открытыми глазами. Я представлял себе, как мы встретимся, как я обниму своего Сашку, прижму к себе, такого родного и знакомого… Потом мы выпьем кофе в привокзальной кафешке и поедем ко мне домой… Я познакомлю его с мамой и он обязательно ей понравится!.. А вечером мы поедем в Москву, куда-нибудь, всё равно – куда, лишь бы вместе, отметить его приезд и нашу встречу. А ночью мы будем любить друг друга… Так же, как тогда… И больше мы не расстанемся… Никогда!.. Больше, я не отпущу его…

 

Солнце поднялось на востоке и окрасило небо зловещим пурпуром. Я встал вместе с ним. Самой ранней электричкой я приехал на вокзал, пришел к поездам дальнего следования.

Но Сашкиного поезда не было. Его не было и на табло уже прибывших поездов и поездов, прибытие которых ожидалось в ближайшие несколько часов.

Это меня озадачило… Но я еще не чувствовал беды. А она была совсем рядом…

Через час бесполезного ожидания и шатания по перрону, я пошел в здание Казанского вокзала и отыскал огромное расписание поездов. И тут все прояснилось… Оказывается, Сашкин поезд приходил в Москву не в семь тридцать, как он мне сказал, а в шесть тридцать, на час раньше.

Мы разминулись, потому что он всё перепутал. Или нет?..

Мне стало обидно, но я особо не расстроился. Я взял себя в руки и почти насильно отогнал уже было шевельнувшиеся во мне сомнения.

Мы ведь договорились по телефону, что если вдруг я не смогу приехать его встречать, Сашка поедет к своим знакомым, на Кантемировскую и уже оттуда позвонит мне сам.

Я поспешил вернуться домой. Пока я пилил назад в электричке, я опять мечтал… Вот сейчас мы созвонимся, вместе посмеёмся над этим недоразумением и я поеду за ним… Мы встретимся, возьмем такси и махнём ко мне… И всё пойдет дальше как надо.

Я вернулся домой. Выпил кофе. Мама, расспросив меня и всё выяснив, поглядела на меня как на чокнутого. Но я и был таким, наверное… Недаром ведь говорят, что чувства – ослепляют…

 

Он позвонил мне часов в десять утра. И мы действительно посмеялись над тем, что так глупо разминулись на вокзале.

- Почему ты меня не подождал? – спросил я его, - Я ведь сказал тебе, что всё равно приеду!

- Знаешь, я подумал, что ты не смог выбраться, поэтому ждал совсем недолго, всего полчаса… А потом поехал к Олегу, на Кантемировку… - ответил Сашка мне.

- И что же теперь делать? – наивно поинтересовался я, всё ещё улыбаясь.

- Давай так… Я сейчас вымоюсь с дороги, отдохну несколько часов… А в три я тебе позвоню и мы договоримся, когда встретимся… Мне бы хотелось пригласить тебя куда-нибудь… Выпьем, посидим… Отметим встречу… За мой счёт, разумеется! Я ведь сегодня богатый!

Я был немного разочарован, но не особенно.

- Ладно, давай так и сделаем. Так в три я жду?

- Ага, любимый… Я позвоню…

- А что там за голоса у тебя весёлые в трубке?

- Голоса? – Сашка как-то виновато усмехнулся, - Это мы тут с ребятами выпиваем. Немного водочки, для расслабухи… Олег, кстати, говорит, что можно было бы сходить в «Дары моря»… Ты как?

- Мне все равно, куда идти, в какие «дары»… Лишь бы с тобой! Лишь бы вместе… – выпалил я.

- Ну, тогда готовься к бурной ночи! – игриво пропел мне Сашка, - Так до трёх? Пока ?

- Пока… До трёх… - и я повесил трубку.

 

В три часа Сашка действительно позвонил и сонным голосом передоговорился со мной на шесть, сославшись на то, что только что проснулся и ничего не соображает.

- Немного перебрал с водочкой, - оправдывался он, - Мы тут сейчас пообедаем, решим, что да как и в шесть я перезвоню…

«Мы» ? Мне было немного странно…

С каких это пор, «мы» - это он и Олег, а не он и я?

- Ладно, Сашка… Только постарайся определиться не слишком поздно… А то у меня тут вечером с транспортом туго… - я всё ещё пытался верить в лучшее.

- Не волнуйся… В шесть Олег уже всё решит, куда мы пойдем. Ему должны позвонить, он ждет звонка… Может, сходим и в другое место, скажем – в «Центральную станцию»…

Олег? С каких это пор у нас всё решает Олег? Интересно…

У меня в душе разгоралась ревность…

Другой парень? Между нами? Я не уступлю!

Но Сашка… Разве я не доверяю ему, как самому себе? Разве он может теперь предать меня, оставить? Теперь, когда он «приехал ко мне», «только ко мне одному»?

Я встряхнул головой и отогнал жужжащие над ухом сомнения… В шесть, так в шесть… Ждали больше…

Мне тоже нужно было время - привести себя в порядок, погладить рубашку, почистить ботинки… Пусть его друзья увидят меня во всей красе! Пусть они завидуют…

«Огромный Серёга…» - так называл меня Сашка… Я усмехнулся этим воспоминаниям и принялся за дело…

 

Но в шесть телефон молчал. Он молчал и в семь, и в восемь. Не зазвонил он и в десять. В этот вечер он вообще не зазвонил…

Обиделся ли я? Конечно…

Как он мог забыть? Как? Ведь…

И тут словно пелена упала с моих глаз и в моей голове проступила четкая последовательность происшедших событий.

Я, Сашка, город, весна, наша встреча, прощание, его приезд, Олег, неудавшийся поход в клуб, куда я совершенно идти не хотел, странные разговоры по телефону…

Картина была безрадостная. Романтика совсем отшибла мне мозги и я, дурак, так ничего и не понял. А ведь правы оказались мои друзья, когда увещевали меня забыть об этой истории и серьезно к ней не относиться!.. Я был зол на них, но тем не менее, именно они, а не я, оказались правы… Из-за этого я злился на них еще больше!

Горькая обида на Сашку, на его легкомысленность и пустые обещания, отогнала от меня и страдания, и переживания. Следующие три дня я прожил относительно спокойно, занимаясь только работой.

Меня обманули… Ну так что ж? По крайней мере, всё выяснилось. Лучше такая ясность, чем море неведенья и сомнений. Переживём, бывало хуже…

 

Сашка объявился поздним вечером на четвертый день. Он позвонил мне и виноватым голосом сообщил, что остался на улице.

Оказывается, они были с друзьями в ночном клубе и те слиняли к кому-то в гости, не сказав ему ничего и не оставив ключей от квартиры. Сашка остался один, без денег и даже без элементарной возможности где-то переночевать.

Я посоветовал ему ехать на Кантемировку и ждать друзей.

Думаете, я не понимал, к чему он клонит? Он ведь хотел, чтобы я приехал за ним и забрал его к себе! Спустя минуту, он сам мне об этом сказал.

Одумался? Мне слабо верилось…

Я ответил отказом. Алкогольные приключения в ночном городе – не в моем духе.

«Вот, до чего довела меня пьянка…» - тихо сказал Сашка и по его голосу я понял, что он чуть не плачет. Но мне не было, почему-то,  жаль его. Ни капельки…

Его телефонная карточка неожиданно закончилась и наш разговор прервался на полуслове.

Я вышел на балкон покурить. Курил я долго…

«Ты добился того, чего хотел сам… Дурак! Ты сам отпихнул меня, сам предал…» - так говорил я воображаемому Сашке, представляя, как он стоит на ночном проспекте, у телефонной будки, совсем один в чужом городе…

«Ну и пусть! - сказало что-то во мне, - Катись он к черту!»

 

На следующий день Сашка позвонил опять. Он извинился передо мной за всё, что произошло, и сказал, что хочет увидеться со мной. Что ему это ОЧЕНЬ НУЖНО…

«Зачем?» - спросил я его.

«Потому что, я люблю тебя! Потому что я к тебе приехал…»

Мне хотелось смеяться!.. Я едва сдержался, чтобы не сделать этого прямо сейчас…

Он говорил ещё что-то, клялся, извинялся, обвинял во всем своего друга Олега, что «сбил его с пути истинного», старался всеми силами пробудить мою жалость, которая спала на этот раз как медведь в берлоге.

Мне надоело слушать весь этот бред. Я соврал ему, что сегодня ничего не выйдет, потому что я ухожу в ночную смену на работу. Я сказал, что если всё так, как он говорит, то пусть позвонит мне на днях и, может быть, мы что-нибудь придумаем.

Но, на самом деле, я не собирался встречаться с ним.

Потому что я всё уже решил для себя.

Сашка немного оживился, даже – обрадовался. Наверное, он подумал, что я простил его? Наверное, у него появилась какая-то надежда… Наивная душа!

«Я позвоню завтра вечером, часов в шесть, ладно?» - спросил он.

«Ладно, звони…» - ответил я равнодушно.

«Тогда до завтра, родной?»

«До завтра…»

«Пока…»

 

Но позвонил он только через три дня.

 

«Здравствуй, любимый!»

«Это ТЫ?!!»

«Я… - Сашка немного помолчал, - Вот, набрался наглости и позвонил опять…»

«Ну-ну…»

«Сережа, я сегодня уезжаю…»

Я усмехнулся:

«Что так скоро?»

«Пора… - голос его помрачнел, - Домой поеду…»

«Тогда – счастливого пути!»

«Не говори так, пожалуйста!»

«Почему?»

«Я знаю, что я виноват. Знаю, что я свинья. Но… Я не хотел, чтобы все так было…»

«А кто хотел?»

«Так вышло, родной… Просто так вышло…»

«Я не думаю…»

«Знаешь… А, может быть, так даже лучше? Может, на расстоянии, когда мы не вместе, ты будешь сильнее любить меня?»

«Чушь морозишь!»

«Наверное… Я очень прошу тебя – приезжай меня провожать…»

«А что, некому проводить? У тебя же столько друзей!»

«Ты злишься на меня, я знаю. Но ты все равно приезжай, пожалуйста. Мне нужно сказать тебе что-то очень важное. Очень…»

«Думаю, не стоит этого делать…»

«Ну я прошу тебя! – взмолился он, - Дай мне еще один шанс!»

«Не много ли их уже было?»

«Ну последний раз! В последний! Прошу…»

«Ладно, я попробую…»

«Господи! Наконец-то! Спасибо, родной!»

«Не стоит…»

«Тогда, я жду тебя у поезда, у 15-го вагона… Как тогда…»

«Ладно, я найду… Не маленький…»

«Запомни… Одно твое слово… Только одно твое слово и я – останусь с тобой… Я никуда не уеду…»

«Ладно, Сашка… Успеем поговорить…»

«Только приезжай, любимый! Ты только приезжай!…»

«Приеду…»

«Тогда я не прощаюсь…»

«Я тоже…»

 

Трубка телефона медленно легла на рычаг.

У меня внутри играло могучими волнами безбрежное море пустоты и холода…

 

Вы думаете, я поехал?..

 


12.00 - 16.00, 31 марта, 2001 © Андрей Орлов.

Все права защищены.
Перепечатка и публикация разрешается только с согласия Автора.

Текст впервые опубликован на сайте COMUFLAGE@КОМУФЛЯЖ,
и выложен здесь с согласия автора.

 

ГОСТЕВАЯ КНИГА  И ФОРУМ САЙТА "COMUFLAGE @ КОМУФЛЯЖ"